Культурный критицизм

Contact author to order

Культурные критики существуют буквально с рождения мира – с начала его истории. Начиная с первых пропаханных полей, первых одомашненных животных, первых городских стен, первых написанных слов, первых регулярных армий и первого порабощения людей всегда существовали критики, которые зачастую резко высказывались, тем самым, обостряя социальные стрессы и душевные кризисы, которые неизменно сопровождают цивилизованное общество.

Среди наиболее известных критиков можно отметить Лао Тзу из Китая, Сиддхартху Гаутаму из Индии, Сократа из Афин, а также, в более позднее время – Жана-Жака Руссо из Женевы, Фридриха Ницше из Германии, Михаила Бакунина из России, Эмму Голдман из США и Ги Дебора из Франции. Среди современных критиков я бы назвал труды таких авторов, как Деррик Йенсен, Джон Зерзан и Пол Шепард.

Будучи неугасающим голосом, звучащим сквозь мимолетную историю цивилизации, критик представляет окружающим зеркало, в котором они могут отчетливее разглядеть истинное положение вещей. Как и все мы, критик живет в давно сформированной социальной и культурной среде, однако его задача – выявить скрытые правила игры, найти  тот самый стержень, на котором держится наш мир, понять, что на самом деле кроется под нашими закоренелыми традиционными суждениями обо всем окружающем. Взгляд, преломленный через призму сознания критика, являет нам иную картину всеобщей реальности – нашей культуры, нашего мира и нас самих.

По сравнению с прежними временами, сегодня проблема усугубилась в еще большей степени. Появилось нечто, пытающееся оттолкнуть нас от края пропасти, к которой мы стремительно приближаемся. Мы больше не в силах надеяться или рассчитывать на то, что завтра будет лучше, что обусловлено достижениями в науке и технологическим прогрессом, или, возможно, какой-то новой формой политической экономики. Будущее всех этих институтов и их “организация” уже во многом зависит от нас. Каждый день мы сталкиваемся с ними в форме все более виртуальной, цифровой реальности, империалистической плутократии и неукротимого глобального капитализма. Тем не менее, как оказалось, подобный исход станет не нашим спасением, а, скорее, “финальным исходом” в самой ужасающей форме планетарного экоцида и всемирного геноцида. В итоге, сама Земля взывает нас хотя бы к элементарной адекватности.

В свете того, что наш мир стоит на грани экологической, экономической, социальной и политической катастрофы (слова “глобальный кризис” так и висят в воздухе), многие прорицатели взывают нас к духовности, к жизни на “новой земле” (что бы это не значило: возможно, это какое-то виртуальное место). Они восхваляют “силу сегодняшнего дня”, так же как 40 лет назад другие гуру бранили нас за то, что мы жили “здесь и сейчас”.  Однако все призывы этих ученых мужей сводятся лишь к тому, чтобы повторять шаблонные псевдо-духовные клише из предыдущей эпохи.

Эти прорицатели не стали первыми и не будут последними людьми, которые призывают нас жить сегодняшним днем. Однако само то, как они позиционируют эту проблему, представляется иллюзорным. Они называют это “духовным” кризисом. Но, возможно, реальная проблема имеет мало общего с духовностью или религией и тесно связана с обращением к нашим чувствам, с возвращением из все более разрозненного существования, которое мы влочим с начала истории мира.

Давно позабыв все изначальные инстинкты, которыми нас наделили во времена плейстоцена, мы осознаем, что кризис обусловлен нашими видовыми особенностями и движим элементарными нуждами жизни в цивилизованном обществе. Эти нужды были выкованы социальными, экономическими и политическими молотами и прошли сквозь тысячелетия. В раннем детстве и в процессе окультуривания мы невинно, иногда с легкой тенью сомнения, поглощаем установки на эти нужды. Их сила заставляет нас увидеть скрытый механизм, который так давно изменил человеческую жизнь, мы понимаем, как  могли бы преодолеть все ужасы общечеловеческой истории и не отделять от нее нашу собственную, личную историю.

Но проблема, с которой мы сталкиваемся, не является сугубо личной; она так же оказывает влияние на все виды – на все наше политическое существо в целом. Любая откровенная  попытка по максимуму использовать сегодняшний день – это попытка опровергнуть одно из наиболее устоявшихся убеждений, лежащих в основе человеческой сущности в наши дни. Чтобы претворить подобную попытку в жизнь необходимо отойти от самого традиционного понятия “сегодняшний день”. Говоря кратко, нам необходимо осознавать, что историческое прошлое и будущее – это два хорошо продуманных компонента учебной программы нашей цивилизации. Итак, главная проблема – преодолеть нашу привязанность к очевидной реальности однонаправленного часового времени.

Разумеется, это потребует критического переосмысливания наиболее привычных принципов, доминирующих в нашей науке и религиях (см. Джулиан Барбур, Конец Времени). Лишь тогда мы сможем заново открыть наши природные истоки бытия, которые мы упустили, будучи метафорически изгнанными из “Состояния Природы” или “Эдема”. И, наконец, преодоление этой обузы истории может потребовать принятия давно забытых, древних способов познания того, что на самом деле наша сущность заключается непосредственно в наших телах, нашей дикой природе. Лишь только тогда станет возможным преодолеть этот кризис, который мы создали сами.

Join the discussion

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s